MGI
МосГорИнфо / Природа Москвы

Дальнейшая судьба торфяных залежей

Дальнейшая судьба торфяных залежей Подмосковья решалась 28 ноября 1917 года в Петрограде. В этот день В. И. Ленин принял в Смольном профессионального революционера-подпольщика, члена петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», агента «Искры» и будущего начальника Главторфа - И. И. Радченко.

20 апреля 1918 года В. И. Ленин подписал декрет «О разработке торфяного топлива», а через месяц для строительства Шатурской электростанции был создан штаб, куда вошли начальник Главторфа И. И. Радченко и начальник строительства инженер А. В. Винтер, впоследствии начальник строительства Днепрогэса, академик. 11 декабря 1918 года Совнарком признал стройку Шатурской станции «срочной работой государственной важности». 14 апреля 1919 года Председатель Совета Обороны подписал постановление, которым работы по оборудованию Шатурского торфяного болота и сооружению Шатурской районной электрической станции признавались «работами по обороне страны и чрезвычайного значения по охране тыла».

В июле 1920 года начали функционировать шатурские торфоразработки. Большую часть из 1500 тыс. пудов торфа, добытого за первый сезон, отправили в Москву. Почти одновременно вступила в строй построенная на восточном берегу Черного озера временная электростанция (Малая Шатура или «Шатурка») - первая тепловая станция, построенная при Советской власти.

В том же 1920 году по инициативе В. И. Ленина был разработан перспективный план развития народного хозяйства на основе электрификации страны - план ГОЭЛРО, где указывалось, что «истребление нефти в качестве топлива является прямым хищничеством: нефть является исходным материалом для целого ряда крайне драгоценных в промышленности продуктов». В связи с этим план ГОЭЛРО предусматривал «твердо стать на путь рационального использования торфяных богатств». При этом указывалось, что добыча торфа должна производиться «не нарушая при этом его природного возобновительного цикла».

Туристическая Москва © 2011