MGI
МосГорИнфо / Природа Москвы

Высокая популярность остоженского водолечения

Заведение предполагалось устроить в июне-июле 1826 года в Нескучном саду, но открылось оно два года спустя на другом берегу Москвы-реки и было восторженно встречено современниками.

Ф. Ф. Вигель отметил в своих «Записках» за 1828 год: «Старый и знаменитый Лодер... завел в России искусственные минеральные воды. Они только что были открыты над Москвой-рекой, близ Крымского брода, в переулке, в обширном доме с двумя пристроенными галереями и садом. Всякий день рано поутру ходил я пешком по Старой Конюшенной на Остоженку. Движение, благорастворенный утренний воздух, гремящая музыка и веселые толпы гуляющих больных (из коих на две трети было здоровых), и разгоняя мрачные мысли, нравственно врачевали меня не менее, чем мариенбадская вода, коей я упивался». «Жуковский... говорят, очень болен, - писал П. А. Вяземский 17 июня 1831 года А. С. Пушкину. - Убеди его куда-нибудь съездить, хоть в Москву к искусственным водам». «Я искренне порадовался Остоженским источникам!.. Кажется, все, что есть лучшего в Москве, - все на водах! Следовательно, все лучшее нездорово? Нет - но теперь в моде быть нездоровым и пить воды! Долго ли продолжится эта страсть к водопитию - не знаю, но предсказываю, что воды наши год от года все будут славнее и славнее...» - пишет М. Яковлев в книге «Записки москвича».

Столь высокая популярность остоженского водолечения совпала с научным интересом к бальнеологическому значению водных процедур, и русской бани в частности. В 1826 году в Московском университете А. А. Бойко-Куринский защитил диссертацию: «О банях вообще и о русских банях в частности». Баня на Руси всегда была не только гигиеническим, но и лечебным и профилактическим средством. Но случалось, когда больным предписывалось потеть в парной две недели подряд или сидеть в воде днем и ночью, выпивая при этом по 80 стаканов минеральной воды.

Туристическая Москва © 2011