MGI
МосГорИнфо / Природа Москвы

Каолиновые глины

Когда в 1295 году итальянский путешественник и купец Марко Поло, прожив 17 лет в Китае, вернулся на родину, он привез с собой фарфор - «звонкий, как нефрит, и превосходящий своим блеском иней и снег». Вместе с фарфором европейцы узнали знаменитый китайский секрет: фарфор делается из глины, называемой каолин, что означает «высокий холм», и фарфорового камня петунзе.

В Европе долго не могли поверить, что «звонкое чудо» с тонким и белым черепком представляет собой керамический материал, аналогичный по составу кирпичу и черепице. Особенно смущала европейцев прозрачность черепка, поэтому сначала фарфор считали разновидностью матового стекла. В описи драгоценностей испанской королевы Изабеллы, например, было сказано: «Чаша из стекла, называемая фарфоровой». Но в отличие от стекла фарфоровые сосуды не трескались от кипятка, и, даже раскаленные на огне, они оставались целыми при погружении в воду. Фарфоровый черепок сравнивали с перламутром, откуда и пошло название «порцеллан».

Прошло четыре столетия, прежде чем по китайскому рецепту удалось изготовить первый европейский фарфор. Удача пришла к немецкому алхимику Иоганну Фридриху Бетгеру, когда он нашел в Саксонии «белую шноровскую землю» - аналог китайского каолина. Существует много разновидностей глин. Среди них белая глина - каолин - состоящая в основном из минерала каолинита, выделяется в глиняном семействе наиболее высоким содержанием глинозема - трехокиси алюминия - и потому максимальной тугоплавкостью.

Каолиновые глины, необходимые для производства белого «светоносного фарфораизящного, как цветок нарцисса», обнаружились не только в Саксонии, но и в земле российской, на берегах небольшой подмосковной речушки, которую за ее малые размеры звали Гжелкой.

10 июня 1724 года московский купец Афанасий Кириллов сын Гребенщиков, владелец мануфактуры по выработке кожи для офицерских лосин, подал в мануфактур-коллегию челобитную бумагу, в которой просил разрешения на открытие «ценинной и табашных трубок фабрики». Как человек деловой, не мешкая, купил он в тот же день у полковника гренадерского полка Д. Л. Порецкого за одну тысячу рублей двор «за яузскими воротами, за земляным городом, в приходе церкви Мартина Исповедника, что в Алексеевской слободе на тяглой земле». Разбогатев на снабжении петровской кавалерии хомутами и прочим шорным товаром, он вскоре понял, что по нынешним временам дело его уже не принесет больших прибылей, и решил заняться другим.

Туристическая Москва © 2011